Пресса о нас
Реабилитационный центр
  • Register

Ее поставили перед выбором: муж-милиционер или сын-наркоман. И она не прогадала

 

Ее поставили перед выбором: муж-милиционер или сын-наркоман. И она не прогадала

C Максимом Беловым (фамилию герой этой истории просил изменить) я познакомился случайно. В Рязань он переехал совсем недавно, хотел срочно что-то изменить. Более 10 лет мужчина употреблял наркотики, однако нашел в себе силы, чтобы излечиться.

Совершенно неожиданно для меня Максим согласился со мной пообщаться поделиться своей историей.

– Мне нечего стесняться, я даже сам хочу рассказать о своей ситуации, чтобы предостеречь других. Надеюсь, моя история поможет многим людям, – начал разговор Максим. – Я родился в 1987 году в Тольятти. – Отец работал в правоохранительных органах, а мама трудилась на заводе. Рос я обычным ребенком. Но с самого детства меня почему-то тянуло в плохие компании, где пили, курили, не учились. Мне хотелось выделиться из массы. Соответственно, в такой компании я впервые попробовал водку, а потом и наркотики – героин, в 17 лет, и сразу внутривенно. Ну, и начал деградировать. Если сначала были какие-то моральные принципы, то постепенно они стали исчезать. Главным для меня стало – не быть отвергнутым своими друзьями.

Особенно Белов запомнил один эпизод из того времени: он с товарищами участвовал в массовой драке – обезумевшие хулиганы избили людей, которые были в разы слабее их компании.

– Потом я два года употреблял наркотики не систематически, – продолжил мужчина. – Я периодически кололся, как бы расслабляясь. Но найти в середине 2000-х наркотики в Тольятти было очень легко. Меня познакомили с «продавцами», и я стал покупать их. Сначала принимал как некий допинг, думал, что это так, баловство. Хотя многие наркоманы мне говорили, что конец у нас у всех один: или в тюрьме, или в больнице. А однажды получил крупную сумму денег за подработку и стал колоться каждый день.

Но деньги через полтора месяца закончились, а желание ввести в вену новую дозу только усилилось. Начались ломки.

– И тут я понял, что втянулся и не могу бросить, – рассказал собеседник. – Я начал воровать дома деньги и технику. В конце концов я признался родителям, что наркоман. Они сначала запирали свою комнату на замок, чтобы я ничего не украл. Дошло до того, что они уходили из дома и я уходил вместе с ними. В квартиру возвращался только с их приходом.

Постепенно из-за пагубной зависимости Максима отношения между его родителями начали портиться. Отец не верил, что сын когда-нибудь сможет завязать. Милиционер по выслуге лет должен был уходить на пенсию и поставил жену перед выбором: либо они живут для себя, либо женщина остается с проблемным сыном. Глава семейства заявил, что не хочет провести остаток дней, наблюдая за деградацией отпрыска.

– Мама, конечно, выбрала меня, – добавил рассказчик. – В 2010 году они с отцом развелись. Папа собрал вещи и уехал в другой город. Сейчас у него там другая семья. Мы с ним почти не общаемся. Мама пыталась помочь мне. Я даже стал посещать религиозные центры в надежде завязать. Но больше месяца ни в одном из них я не задерживался. Там можно стать фанатиком, но вылечиться нельзя.

Затем в поисках денег на дозу Максим пошел на преступление – совершил разбой. Четыре года он провел в тюрьме в Самарской области. И даже в заключении не переставал употреблять дурь. Купить его, по словам бывшего арестанта, даже на зоне оказалось не сложно. Были бы деньги.

В лагере у Максима появилась еще одна страсть – карты. Он начал играть с другими уголовниками, и частенько удача оказывалась не на его стороне. Карточный долг по тюремным законам – это святое, но у заключенного не было денег, чтобы его отдать. А проиграл он семнадцать тысяч рублей. Максим обратился за помощью к отцу, но тот сказал, что денег не даст и вообще решать свои проблемы нужно самому. Тогда Белову в первый раз стало по-настоящему страшно. К счастью, выручила мама. Она прислала сыну деньги, чтобы тот вернул долг. После этого случая мужчина играть в карты перестал. А вот с наркотиками завязать не получалось.

– Я понимал, что терял человеческий облик, но не потому, что сижу в тюрьме, а потому, что наркоман, – признался собеседник. – У меня тетя живет в Самаре, она приезжала ко мне на свидания и привозила передачи с продуктами. И когда она приехала в третий раз, я ей заявил, что мне ничего не нужно – только деньги на номер. Вот до чего я дошел.

После освобождения Максим вернулся в Тольятти к маме. Без наркотиков он уже не мог ни есть, ни пить, ни спать. Мужчина тянул деньги с матери, воровал, обманывал других начинающих наркоманов и на все деньги покупал себе дурь. И только после очередной дозы ему казалось, что он счастлив. Но это была всего лишь имитация счастья, а вот последствия могли стать для него смертельными. Многие друзья Максима уже отправились на тот свет из-за тех же наркотиков, а сам мужчина стал зависимым с 10-летним стажем.

– Но однажды у меня настал переломный момент, – вспомнил рассказчик. – Как сейчас помню, был декабрь. Я шел по улице. Падал снег. А впереди шла семейная пара с ребенком. И тут меня как будто перемкнуло: ведь их любят, их ждут! А чего я достиг к 28 годам? Ничего. Мать стала бояться поворачиваться ко мне спиной – всего ведь можно ожидать от больного человека. Я пришел домой, посмотрел на мать и сказал, что больше не хочу так жить.

У Максима обнаружились инфекционные заболевания, выпала большая часть зубов. Поняв, что постепенно наступает конец, наркоман попросил помощи у матери. Ее знакомые свели бывшего уголовника с волонтерами одного из рязанских закрытых центров по лечению наркозависимых.

– Так я попал в Рязань, – рассказал Максим. – В реабилитационном центре я провел восемь с половиной месяцев. Там я обрел настоящих друзей. Я просто отрезвел и по-другому увидел этот мир: мне 30 лет, а ничего нет, кроме кучи заболеваний. А еще я был абсолютно не приспособлен к жизни.

Максим признался, что ему сначала было страшно жить по-новому. Раньше он общался практически только с маргиналами, а тут встретил совершенно других людей.

– Вот уже несколько лет не употребляю даже спиртного, а наркотики тем более, – говорит мой собеседник. – Я смог побороть эту ужасную болезнь. Но, признаюсь честно, боюсь опять сорваться. Надеюсь, такого не случится.

Новые друзья помогли Максиму снять квартиру в Рязани. Они же помогли мужчине с работой. Сейчас Белов трудится в цеху по производству мебели. Он полностью сам себя обеспечивает и помогает маме. Постепенно вставляет себе новые зубы. Я спросил Максима, есть ли у него девушка.

– Я пока только расту как личность, – ответил он. – Создавать семью еще не готов. Отношения – это большая ответственность. Нужно стать примером для ребенка, а для этого требуется время. Я учусь на своих ошибках. И с ужасом вспоминаю те боли, те ломки, которые у меня были. Это когда тебя рвет, всего выворачивает, отказывают органы. Нужно сначала от этого отойти еще.

Мама периодически навещает его в Рязани. В родной Тольятти Максим пока не ездил. Боится ходить по улицам, по злачным местам, где все начиналось. Но в августе все-таки планирует отправиться в родной город на несколько дней.

– У меня сейчас есть на себя время, – добавил он в конце нашей беседы. – Вот я аванс сегодня получил. Приду домой, что-нибудь вкусненькое себе приготовлю. С парашютом хочу прыгнуть очень. Это, наверное, и есть счастье. Мне не надо обманывать, не надо воровать. Мне не страшно жить. Меня спасла мама и ее вера в меня, в то, что я завяжу. Материнское сердце это чувствовало. И я благодаря ее вере смог побороть в себе эту зависимость. Выход найти тяжело, но он всегда есть.

 Николай СКРИПКИН, Рязань

Ссылка на статью

Контакты

г.Рязань, ул. Татарская, д.15.
info@intervenzia.ru

+7 910-620-10-85

+7 952-120-00-85

Управления по контролю за оборотом наркотиков УМВД России по Рязанской области

Семейные группы НАР-АНОН